alone

Дневник писателя. Как пишут в науке и как писать про науку.

Еще одна тема, про которую я думаю, размышляя о книге, это ответственность писателя, особенно если он еще и профессиональный ученый. Скажем, когда книгу пишет профессиональный писатель (или журналист), даже если это нонфикшн-книга,  я вполне допускаю, что в книге будет изрядная доля художественного вымысла и не основанных ни на чем соображений автора об устройстве вещей. В моем мире, если журналист-писатель заявит в книге о существовании инопланетян, лишней хромосоме у русского народа и других сомнительных вещах,  вряд ли он опорочит честь всего писательского цеха. 

Collapse )
alone

Дневник писателя 3. Рерайтинг

Самый большой камень преткновения для меня – то, где проходит грань между авторским текстом, опирающимся на внешние источники, и переписыванием информации из источника, в котором ничего авторского нет. Следом идёт второй вопрос: насколько предосудительно подробно переписывать сведения из других источников с указанием ссылки? Можно ли считать это писательской работой, если речь заходит о нонфикшн? Чем должен руководствоваться автор книги, когда размышляет над структурой и содержанием книги? Каким образом должна быть устроена работа с литературой (в моем случае в основном англоязычном) и какими свойствами должен обладать материал на выходе? На все эти вопросы у меня пока нет ответа.

Collapse )
alone

Канал про нейробиологию и мозг

Завела в телеграме канал про удивительные факты в нейробиологии.

Исходя из нынешней обстановки, неплохо было бы дублировать посты из канала куда-нибудь еще, например, в ЖЖ, на случай скоропостижной и окончательной блокировки телеграм в России, но пока руки не доходят. Чем больше ресурсов в интернете и интересов, тем больше времени и сил уходит на поддержание этого хозяйства. Вот в жж я пишу по остаточному принципу, хотя френдленту читаю регулярно. Не хватает обратной связи и мотивации.

Если получится наладить автоматическую трансляцию из фейсбука или телеграма, возможно, мой жж-аккаунт и оживет. А пока писать получается только так, набегами. 


alone

История одного токсина: застывшие наркоманы и важность условий органического синтеза

В 1976 году в один из американских госпиталей поступил 23-летний студент-химик Барри Кидстон. Барри привезли в госпиталь его родители, так как сам он не был способен ни двигаться, ни говорить. Врачи, лечившие Кидстона, не сразу смогли понять, в чем дело: первоначальный диагноз (острый приступ кататонической шизофрении), очевидно, был неверным, так как назначенная электрошоковая терапия не давала никакого эффекта на протяжении нескольких месяцев. Озадаченные медики пробовали назначать Барри нейролептики (они облегчают симптомы шизофрении), но так же безрезультатно. В итоге облегчить состояние пациента помогли только препараты леводопы: Барри стало намного лучше, по крайней мере, на некоторое время. Этот случай, произошедший в результате невероятного стечения обстоятельств, помог ученым открыть одно из важнейших соединений для изучения паркинсонизма. 

Химия или жизнь

Барри Кидстон любил не только химию. Он любил наркотики. По всей вероятности, увлечение органической химией и психоактивными веществами отлично дополняли друг друга. В 70-х годах Барри искал «легальные» синтетические опиоиды: которые бы торкали, но при этом не фигурировали в списках запрещенных наркотических веществ, — чтобы без проблем с полицией. Для этого нужно найти какое-то сильнодействующее вещество, и синтезировать близкое к нему по структуре и свойствам, так, чтобы нового вещества не было в списках наркотиков. Как раз в злополучный день перед госпитализацией Барри экспериментировал с петидином.

Барри Кидстон. Источник: https://www.acsh.org/news/2017/01/12/frozen-addicts-garage-drugs-and-funky-brain-chemistry-10728
Collapse )
alone

Болезнь Паркинсона и паркинсонизм.

В прошлый раз я начала рассказывать о болезни Паркинсона — самом распространенном двигательном расстройстве (один из 100 человек старше 60 лет страдает от болезни Паркинсона, а бывает, что болезнь диагностируют в возрасте 20-40 лет). Классические признаки паркинсонизма — медленные скованные движения, дрожание рук (или других частей тела), шаркающая походка и согнутая поза; на языке медиков — гипокинезия, ригидность и тремор, а также постуральная неустойчивость. 

Шашечки и ехать

Паркинсонизм и болезнь Паркинсона — это не одно и то же. Паркинсонизм — это синдром, т.е. набор признаков, которые часто встречаются вместе и  типичны для какого-то расстройства, указывая на то, что они имеют один источник. Классическую картину болезни описал Джеймс Паркинсон в 1817 году, подметив замедленный темп движений, дрожание конечностей, и особую согнутую позу, которая сохранялась и при ходьбе. Сам Паркинсон предложил назвать заболевание с такими проявлениями «дрожательный паралич», а спустя полвека великий Шарко уточнил и дополнил описание характерных симптомов болезни и предложил назвать ее в честь Паркинсона.

Паркинсонический синдром - классический набор признаков болезни Паркинсона. Источник: http://medach.pro/articles/864
Collapse )
alone

Двигательные расстройства. Болезнь Паркинсона.

Пожалуй, я дозрела до того, чтобы попробовать с какой-то вменяемой регулярностью писать сюда на околопрофессиональные темы. 

Я в это воскресенье прочитала почти двухчасовую лекцию про Болезнь Паркинсона в лектории Неокортекс ( https://vk.com/wall-152164737_238)

Пока подбирала материалы к лекции, поняла, насколько же мало существует материалов по теме в русскоязычном сегменте интернета, особенно в части, связанной с нейрофизиологическими особенностями двигательных расстройств и устройством подкорковых структур головного мозга, которые вовлечены в патологию. И мне кажется, что я могу об этом что-то написать, основываясь, прежде всего, на материалах в англоязычных научных публикациях. Лучший способ идеально уложить в голове знания и досконально разобраться в теме — это начать рассказывать об этом другим людям (в моем случае — писать посты; заодно посмотрим, надолго ли меня хватит и хорошо ли получится) :-)

Лаборатория, в которой я работаю, изучает активность головного мозга у людей с определенными видами двигательных расстройств – тех пациентов, кому показана нейрохирургическая операция по поводу их заболевания. Самый распространенный диагноз, с которым мы имеем дело — это болезнь Паркинсона. 

Болезнь Паркинсона — это одновременно второе по распространенности после болезни Альцгеймера нейродегенеративное заболевание (когда симптомы связаны с отмиранием клеток в мозге, чаще всего в пожилом возрасте) и самое распространенное двигательное расстройство, связанное с нарушением работы глубинных структур, расположенных в среднем мозге, — базальных ганглиев. Болезнь Паркинсона — это гипокинетическое расстройство (от греческого корня ὑπό — «ниже» и κινητικός – «движущийся»): у паркинсоников скорость и амплитуда движений снижена по сравнению с нормой, и это снижение прогрессирует по мере развития заболевания. 

Каковы классические симптомы паркинсонизма?

Collapse )
Статуя авторства Поля Ришера (Paul Richer), изображающая характерную для болезни Паркинсона позу

 У таких пациентов также проявляются проблемы с походкой — она становится шаркающей, семенящей, мелкие замедленные шаги не дают сохранять равновесие, что приводит к падениям, такие пациенты испытывают большие трудности с разворотом во время ходьбы. Кроме того, у некоторых пациентов наблюдаются «замирания», когда человек застывает на некоторое время, а затем с трудом возобновляет ходьбу. Постуральная неустойчивость (этим термином пользуются медики для описания проблем с позой и походкой) может приводить к падениям страдающих паркинсонизмом людей.

Эффективного лечения для болезни Паркинсона не изобретено, хотя существует несколько подходов для облегчения симптомов паркинсонизма. Зато сейчас уже многое известно про механизм развития болезни Паркинсона, а также различные причины развития паркинсонических симптомов (болезнь Паркинсона — самая распространенная причина, но далеконе единственная). Про факторы риска развития болезни и другие причины появления гипокинетических симптомов — в следующем посте.

alone

Флоатинг

Иногда я завязаю в рутине. Мне нравится моя жизнь и ее распорядок, но если в ней долго не происходит ничего неожиданного, моей лимбической системе не хватает новизны. Тумблер насыщенности красок жизни и эмоций постепенно скручивается к минимуму, я превращаюсь в робота, а роботам не положена мотивация и вдохновение, им положено работать по алгоритмам. Но так как я не совсем робот (точнее, совсем не), то работать по алгоритмам без мотивации и вдохновения долго я не могу (зарплату никто не отменял: это конечно тоже мотивация, но внешняя, а я сейчас про внутреннюю). В таких ситуациях надо срочно что-то делать с новизной, организовать себе во впечатлениях незапланированный свежачок , который выкрутит тумблеры в лимбической системе в обратную сторону.

(тут должна быть мысль про новизну и осознанность, но она, пожалуй, достойна отдельного поста)

Весной я согласилась на уговор: люди в чате придумывают мне задание/занятие, а я его выполняю (заранее не зная, на что подписываюсь). В списке было много зажигательных и даже экзотических вариантов, и голосование случилось несколько раз, т.к. первые пару итераций требовали организационной поддержки или сталкивались с какими-то трудностями (например, занятия с огнестрельным оружием не состоялись из-за чемпионата мира). В итоге выбор пал на сравнительно нейтральный флоатинг. Туда я пару недель назад и сходила. Этой мой отзыв в тот же день:

Collapse )
alone

Немного о Черниговской и нейробиологии

Посмотрела на днях по попавшейся в Телеграм ссылке интервью Татьяны Черниговской Познеру. Оно на меня сильное впечатление произвело: до этого я попадала только на ее тексты, а тут прямая речь, без научной и литературной редактуры, самый сырец. Черниговская в последние год-два стала очень популярна в интернете, 

Я не буду давать ссылку на интервью, его можно нагуглить за 2 секунды. Оно состоит из 2 видеороликов (и 2 программ в телевизоре); в первом обсуждаются общие вопросы про мозг, а во втором вопросы нейролингвистики. И эти два интервью в смысловой части отличаются как ночь и день, поразительно просто отличаются. Если коротко, то все, что Черниговская говорит про язык, лингвистику и связанные с ними темы, намного структурированнее, обоснованнее и адекватнее, а ее общефилософские рассуждения про мозг вызвали у меня буквально оторопь.

На эмоциях я даже написала письмо авторам канала, где увидела ссылку, а потом подумала, что стоит из него опубликовать основное (отредактированное и дополненное – эмоции успели подостыть), это может кому-то еще быть интересным и полезным.

Collapse )
alone

Про привычки.

Банальные мысли становятся невероятно ценными и яркими, когда приходишь к ним самостоятельно :) 

Обычно решения изменить себя и свою жизнь с понедельника разбиваются о две вещи — поменять себя быстро не выходит, а дальше вся эта история хоронится окончательно под тяжестью груза вины.

Про чувство вины я пока много не думала, а вот про ужасное сопротивление тела и разума изменениям – да. Мне кажется, у многих людей есть иллюзия, что поменять себя, свои привычки и шаблоны поведения — это несложно. Ну правда, разве это сложно — делать 5-минутную зарядку по утрам. Не выполнять жим 100 кг лежа, а просто помахать руками, повертеть головой, присесть, подтянуться, отжаться. Да это любой человек может – присесть 10 раз. Пустяки, дело житейское.

Collapse )
alone

В приступе структурной прокрастинации

Недавно мне рассказали про одну любопытную штуку, которой я давно (как оказалось) пользуюсь. Про структурную прокрастинацию.

Суть вот в чем. Вместо одной задачи, которую не очень хочется делать (по каким причинам и как с этим быть – отдельный вопрос), мы берем стек из нескольких задач разной степени привлекательности. И когда совсем-вообще-низачто не хотим заниматься одной, просто берем другую и работаем над ней. Получается, что во время прокрастинации над задачей А мы одновременно работаем над задачей В. Профит.

Думаю, временами от гиперответственности и невыносимого чувства вины все так поступают (интуитивно). Все-таки увиливание от ВАЖНОЙ ЗАДАЧИ перестает быть таким невыносимым, когда это оправдано каким-то еще полезным делом, пусть и пустяковым. А если фигней страдать, то можно заесть себя угрызениями совести до нервного тика. Я так в процессе написания диссера и экзаменов на вечерней школе отмывала квартиру до блеска. У нас дома никогда не бывает так чисто, как в периоды учебы или сложных околонаучных задач. (Там еще прекрасно то, что в процессе уборки можно подумать про какие-то вопросы, которые требуют скорее планирования в процессе движения, чем натужного сидения на одном месте).

Collapse )